Домовой - Светловодск
» » » Лариса Москаленко: «Стой на том месте, где тебя поставил Бог, и рой глубже»

Лариса Москаленко: «Стой на том месте, где тебя поставил Бог, и рой глубже»

Автор: redaktor
Лариса Москаленко: «Стой на том месте, где тебя поставил Бог, и рой глубже»Многие жители Светловодска знают чету Москаленко. Андрея как бизнесмена, а Ларису – как талантливого педагога и основателя Школы танца Ларисы Москаленко. Этой зимой многие узнали, что они еще и настоящие украинские патриоты, принимавшие активное участие в событиях на Майдане. Надеюсь, что интервью поможет читателю узнать об этих замечательных людях еще больше.

Корр.: Расскажите о себе. Откуда вы родом?
Лариса: Я родилась на Урале, в городе Златоусте Челябинской области. Такая вот я — россиянка и патриот Украины. Мои родители и все родственники, -, а у мамы много братьев и сестер, — живут на Урале.
Андрей: Я родился в семье строителей в Таджикистане. Мои родители строили Кременчугскую, Нурекскую ГЕС, БАМ.

Корр.: А встретились в Санкт-Петербурге? Почему именно там?
Андрей: С детства я увлекался музыкой. Играл на баяне. Поступил и окончил Якутское музыкальное училище. Родители тогда работали на БАМе. После службы поступил в Санкт-Петербургскую государственную академию культуры, где учился на руководителя хорового пения и занимался фольклором.
Лариса: Я занималась и окончила Пермское хореографическое училище. Это одно из трех самых престижных на весь Советский Союз. А потом решила продолжить учебу на хореографа-балетмейстера в Санкт-Петербурге.

Корр.: А почему вы выбрали именно танцы, музыку?
Лариса: Почему танцы? Ну, наверное… судя… из моего темперамента. Хотя в детстве я мечтала стать адвокатом. Да, именно так. У нас во дворе все мальчишки и девчонки обращались ко мне со своими проблемами, чтобы я их защитила. У меня это неплохо получалось. Они все думали, что я стану адвокатом. Но… победили танцы. У меня еще в самодеятельности был хороший педагог. Благодаря ей я смогла поступить в Пермское училище. Конкурс был просто огромный.
Андрей: С детства практически все дети приобщаются в той или иной степени к музыке или спорту. Мне нравилась музыка. Начинал заниматься здесь, в Светловодске. Педагог Раиса Александровна дала хорошую школу – выборный баян. Это мне очень помогло в дальнейшем поступить в музыкальное училище. Почему искусство? Мне нравились отношения между людьми творчества. Эта особая творческая атмосфера, когда ты что-то смог придумать, пришла мысль, ее оценили товарищи, а потом еще и воплотили в жизнь. Это трудно передать словами. Это надо прочувствовать

Корр.: Вы окончили академию и… оказались в Светловодске. Как это произошло?
Лариса: Это был кризис 90-х. Мы только окончили учебу. Наши родители — рабочие. Финансово чем-то помочь не могут. У нас уже был ребенок, и ми ждали второго. Приехали к родителям, чтобы родить второго и вернуться назад в Питер. Но… Сначала у меня была депрессии. Я привыкла к масштабам мегаполиса, к окружению, выступлениям, гастролям, а тут практически одна улица. Однажды у кого-то из великих прочитала: «Стой на том месте, где тебя поставил Бог, и рой глубже», и начали рыть.
Андрей: Светловодск мы рассматривали, как временный эпизод в жизни. Думали, что вот родится второй, и мы вернемся. Но временное жилье получилось постоянным.

Корр.: Андрей, сейчас вы не занимаетесь искусством. Вы бизнесмен. Как это случилось?
Андрей: Надо было выживать. Не сидеть же на шее у родителей. В то время в музыкальной школе на жизнь много не заработаешь. Деньги были на рынке, вот туда я и пошел…

Корр.: А вернуться назад нет желания?
Анлрей: Конечно, возникало такое желание. Мы с Ларисой ездили в Питер. Но… Время уже прошло. Коллектив, в котором я работал, распался. Да и квалификацию потерял. Музыкант, чтобы оставаться настоящим музыкантом, должен репетировать каждый день и не по одному часу.
Лариса: Да, надо было выбирать. Я понимала, что либо семья и дети, либо балет. Мы выбрали семью.

Корр.: И тогда вы начали учить детей танцу… Трудно было начинать?
Лариса: Конечно. Особенно трудно в маленьких городах. Приводя детей ко мне, родители просто не понимают, зачем нужен балет. Танцы – это да, это понятно. Но балет? Не понимают, что классический балет – это основа всего. В Питере было легче. Полтора года я работала в консерватории и Мариинке. Там не возникало таких вопросов.

Корр.: Лариса, как вы открыли в себе талант педагога?
Лариса: Талант — это громко. Хотя… еще когда я в студенческие годы работала, то ко мне приводили своих деток музыканты, солисты Мариинки. Меня удивляло, что мои кумиры ведут детей ко мне.
Андрей: Я даже говорил так: «Хочешь посмотреть на знаменитостей – иди на урок Ларисы. Они там будут».

Корр.: Теперь у вас в городе школа танцев.
Лариса: Да, я открыла школу танцев. Это частная школа, которая существует на деньги спонсоров и плату родителей. Я считаю, что школа достигла больших успехов. О них неоднократно писали в прессе. Две мои воспитанницы окончили балетную школу. Очень многие стали преподавателями и работают самостоятельно.

Корр.: А ваши дети пошли по стопам родителей?
Лариса: Папа поставил задачу нашим четырем дочерям заниматься музыкой. Они ее выполняют. Естественно, все мои четыре дочери танцуют. Старшая учится в педагогическом университете имени Драгоманова. Будет хореографом. Мы уже обмениваемся с ней методиками как коллеги. Остальные не отстают от сестры, есть успехи.

Корр.: Как оцениваете сегодняшнюю ситуацию в сфере культуры?
Лариса: Если говорить о нашем городе, то у нас есть все условия для ее развития. Часто говорят, что для развития культуры не хватает денег. Это не так. Деньги проблему не решат. Необходимо менять систему. У нас чиновников в культуре больше, чем тех, кто работает с детьми. У нас в городе есть прекрасные педагоги. Они настоящие фанаты своего дела. Они работают и дают прекрасный результат. Им надо помогать. Но остались старые, еще советские подходы к развитию культуры. Сейчас это уже не работает. Мы должны искать новые пути развития, использовать мировой опыт.
Андрей. Мы, по-прежнему, относимся к культуре, как к чему-то второстепенному, прикладному. Это относится и к финансированию, и к отношению властей. Культура должна облагораживать человека. Мы должны быть культурными и на роботе, и дома, и в политике, и на улице. На мой взгляд, необходимо взять лучший мировой опыт. Я несколько раз был во Франции, там у меня друзья. У них есть чему поучиться. Там вопросами культуры на муниципальном уровне занимается один человек. Он каждый год с привлечением общественности проводит конкурс. По его результатам распределяются бюджетные деньги. Это порождает здоровую, творческую конкуренцию между коллективами. Необходимо также делать акцент на детях. Они — наше будущее. Лучше не отремонтировать один кабинет чиновнику, а вложить, именно вложить эти деньги в наших детей.

Корр.: Вы принимали активное участие в протестных акциях на Майдане. Вас можно было видеть этой зимой на баррикадах в Киеве. Что побудило к этому?
Лариса: Почему только этой зимой? Андрей был на майдане и в 2004 году. Мы с ним пикетировали Верховную Раду, когда подписывали Харьковский договор.
Андрей: Мы всегда занимали активную позицию. Именно гражданскую. Мы не являемся членами политических партий, но оставаться в стороне от проблем общества не можем. Я старался принимать участие в общественной жизни города, в решении насущных проблем. Правда, не всегда активно. Времени часто не хватило: семья, бизнес. Но когда вставал вопрос цивилизационного выбора ни я, ни Лариса в стороне не оставались. Я принимал участие в «Оранжевой революции» в 2004 году. Ми с Ларисой протестовали против Харьковских договоренностей в Киеве. Не мог остаться в стороне и этой зимой. На Майдане я был не все четыре месяца. Дома оставались жена и четыре дочери. Но вот в самые горячие дни я как раз был в Киеве. Участвовал в боях на Грушевского, на Институтской.

Корр.: Это были ужасные дни. Что было самое страшное?
Андрей: Страшно… страшно было первый раз, в 2004 году. Тогда я считал, что нас точно будут бить. Уж слишком нагло это было для почти еще советской Украины. Мне позвонил друг из Франции. Он хотел приехать ко мне на помощь и спросил, что привезти. Я попросил привезти французский флаг. Нацепил его на удочку — пошел на Майдан. Думал так: «Буду стоять, махать флагом и кричать на французском. Может, не так сильно побьют». Так я и сделал. Меня даже где-то по ТВ показывали. Подходили из посольства, предлагали помощь… Самое смешное было потом. Уже перед третьим туром выборов ко мне подошли милиционеры и спросили: «Ты что, русский?» — «А почему вы так решили?» — отвечаю. «Так у тебя же флаг русский». И тут я понял, что флаг бы меня не спас. Наши милиционеры даже флагов не различают.
А вот на Грушевского было не так страшно. Как-то по-будничному. Разрывы, стрельба, коктейли. Они нас штурмовали гранатами, мы их — коктейлями. Они боялись нас и не очень-то геройствовали. Гореть не хотелось. Да и не горели они. Экипировка у них была классная. Подставляться они тоже не очень-то хотели.
А вот на Институтской все было совсем не так. Было не страшно. Просто какое-то странное состояние. В людей стреляли и убивали со всех сторон. Эмоции исчезли. Такое состояние, что наблюдаешь за собой со стороны. Ты все делаешь на автомате. Кому-то помогаешь уйти из-под обстрела, зачем-то защищаешься этим щитом, который тебя не спасет. Но все равно не уходишь. Автоматически выносишь человека. Если раненый – к санитарам, убитый — в другое место. Накрываешь флагом и опять туда, на Институтскую. Все время ждешь удара пули. Состояние ненормальное. Но в то время думаешь только о том, что надо делать в эту, конкретную минуту. Вот сейчас мне совсем не хочется возвращаться на Институтскую. Страха нет. Просто не хочу и все.

Корр.: Вы сейчас стали членом исполкома. Что дальше?
Андрей: Общественные организации предложили мою кандидатуру. Я не стал отказываться. Мы просто должны довести все до конца. Мы обязаны это сделать во имя тех, кто погиб.
Что такое Европа? Это, прежде всего, ЧЕЛОВЕК. Это свободная, целеустремленная личность, которая очень уверенно разбирается со своим государством. Они точно знают свои права, и никто не может их нарушить. К этому надо стремиться.
Лариса: Я тоже не буду оставаться только в искусстве. Я права не имею быть пассивной. Будем строить Европу в Светловодске, в Украине.
Бесіду вів Вадим Степанець

Джерело «Правдоруб»
3612     
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 17 дней со дня публикации.
Айхерб