Домовой - Светловодск
» » » Из хохлов мы превращаемся в украинцев, — Виталий Капранов

Из хохлов мы превращаемся в украинцев, — Виталий Капранов

Автор: admin
Из хохлов мы превращаемся в украинцев, — Виталий Капранов
«Украинская власть застряла в старых обязательствах. Все политики, которые сегодня при власти, кроме „варягов“, со старой властью „пилили деньги“, „пилили“ выборы и вступали в договоренности. Посадить человека, с которым ты вчера „пилил“ деньги и пил водку, непросто. Вот на этом этапе, к сожалению, наши власти и застряли».

Украина отметила очередной День независимости в противоречивых общественно-политических обстоятельствах. Продолжающийся военный кризис на Донбассе и новые экономические трудности, связанные с падением уровня жизни, привели к заметной потере доверия к новым властям страны. С другой стороны, активная часть населения Украины продолжает верить в безальтернативность перемен и в то, что поворот вспять — к подчиненным отношениям с Россией, к олигархической экономике, к коррумпированной системе власти — невозможен.

О своем понимании общественных перемен Радио Свобода рассказал киевский писатель и издатель Виталий Капранов:

— По вашим ощущениям, за минувший год украинское государство стало сильнее?

— Естественно! Украинское государство стало сильнее хотя бы потому, что у нас теперь есть боеспособная армия, которая реально защищает нашу землю. Абстрактные разговоры про державу и независимость вылились в конкретное противостояние с силами, которые выступают против этой независимости. С точки зрения государственности, этот год прошел очень плодотворно.

— Вы удовлетворены темпами изменений, которые происходят в этом государстве?

— Нет, естественно, потому что всем всегда хочется большего. У нас по-прежнему все очень плохо во внутренних изменениях, то есть в экономических, социальных, структурных реформах. К сожалению, ничего такого знакового в этих областях за минувший год не произошло. Но если говорить про внешнюю политику, про то, к чему нас обязывает война, — тут мы достигли успехов.

Может быть, это вообще характерно для украинцев. У нас говорят: чтобы из хохла сделать украинца, надо его бить. Вот сегодня это и происходит — в нас бьют хохлов, и мы понемножку становимся украинцами. Там, где нас бьют, мы собираемся с силами, строим армию, защищаемся. А там, где нас пока бить перестали — милиция уши поприжала и особенно нас не щемит, суды нас стали бояться, все судьи поуходили в отпуска, — движения нет. Раз не колет, мы и не чешемся. Конечно, за это потом придется платить, но таков украинский национальный характер.

— В какой степени ослабел импульс перемен, который придал украинскому обществу Майдан? Иными словами, в какой степени новая власть ощущает на себе давление гражданского общества?

— «Частотность» Майданов в последние 10-15 лет в Украине показывает: украинцы, если смотреть на них со стороны, разочаровываются в перспективе перемен и утихают. Но на самом деле эта наша энергия переходит во внутренние процессы, которые затем вновь дают новый «выход на Майдан».

Для того чтобы у нас не было новых противостояний, необходимо установление обратной связи общества с президентом, со всей вертикалью власти. Чтобы не было кровопролития, мы должны научиться сменять власть без кровопролития — снимать каждого чиновника тогда, когда это нужно обществу, когда и если он не соответствует требованиям и ожиданиям общества. Украина сегодня активно учится снимать власть мирным путем, власть на местах. Снимать президентов мы уже умеем, поэтому наша сегодняшняя задача — научиться снимать местных чиновников. Когда мы научимся снимать «маленькую власть» мирным путем, то можно будет сказать: у нас установился баланс отношений между общественностью и чиновниками.

— Этот процесс идет? Вы чувствуете, что общество учится это делать?

— К сожалению, общество отвлечено на войну, обществу трудно сосредоточить усилия на простой задаче — каждый день инспектировать, что делает власть. Но передовые силы украинского общественного движения понимают эту задачу и давят на конкретных чиновников. У нас под постоянным давлением и министр внутренних дел, и прокуратура.

Позволю себе напомнить, что прокурор Виталий Ярема был снят с должности именно по инициативе общественности. Мы понемножку учимся. Самое слабое место — то обстоятельство, что все наши общественные силы сосредоточены в больших городах, а вот в райцентрах и ниже, к сожалению, как было болото — так и осталось. Вот если мы «поднимем» общественность в райцентрах, тогда можно будет говорить про то, что ситуация изменилась. Но это процесс долгий.

​— Какими характеристиками вы сейчас можете определить украинскую власть? Она какая — мудрая, неумелая, вороватая, нерешительная? Какие первые определения приходят вам в голову?

— Украинская власть застряла в старых обязательствах. Все политики, которые сегодня при власти, кроме «варягов», со старой властью «пилили деньги», «пилили» выборы и вступали в договоренности. Посадить человека, с которым ты вчера «пилил» деньги и пил водку, непросто. Вот на этом этапе, к сожалению, наши власти и застряли. Приглашение «варягов» — как раз свидетельство того, что власти осознают ситуацию и, соответственно, хотят чужими руками решить собственные проблемы. Но, естественно, этого не получится. Наша власть по уши увязла во власти старой.

В тему: Тарас Возняк: Нынешняя власть боится народа

— Она как-то способна измениться? Или ее тоже нужно менять и выбрать теперь такую власть, которая не увязла по уши в старых обязательствах?

— Безусловно, надо менять, надо менять постоянно и постепенно. Нужна постоянная ротация, прежде всего в исполнительной власти, без этого изменений не будет. Но вот менять власть законодательную сегодня очень опасно, поскольку у нас идет война. Если бы у нас не было войны, то и это нужно было бы делать немедленно. Но сегодня нужно сосредоточиться на постоянной ротации исполнительной власти, вплоть до премьер-министра. В Украине в среднем больше года ни один премьер-министр в своей должности не держался. Арсений Яценюк, судя по всему, из этой же когорты.

— Кем вы считаете людей по ту сторону линии донецкого фронта? Они для вас — сограждане или «ватники», и конец на этом?

— Сограждане — это юридическое понятие. Если я вам скажу, что в Киеве нет «ватников», то совру, таких людей много по всей Украине. На самом деле, отношения с людьми, которых мы сегодня характеризуем как «ватники», очень сложные, но мы в эти отношения вступили уже давно, мы с ними живем на одной земле. Беда в том, что у нас не сформировано национальное информационное пространство. Будь по-другому — проблема «ватников» решилась бы за несколько лет путем правильной информационной политики. «Ватники» — это люди, которые не подключают мозги, но и с такими людьми просто надо нежно работать, потому что хотя они и «ватники», но они украинцы. А украинцы — люди гордые.

Они не принимают того, что им навязывают силой. Почему у нас все эти конфликты и происходят, почему у нас на востоке такие проблемы, в том числе с восприятием новой государственной власти? Потому что наша власть по большому счету всегда действовала советскими методами — «если мы что-то меняем, значит, мы это насаждаем». Но при правильном подходе всегда можно с любыми украинцами договориться.


— Я совсем недавно побывал в Киеве после годичного перерыва и привез домой ощущение, что город стал еще беднее, чем был; что заметно сильное разочарование в новых властях; что инерция возвращения к прошлому может оказаться сильнее, чем желание перемен. Это неверно?

— Мы стали беднее, это очевидно, но уровень жизни никогда не был решающим в политической жизни Украины, иначе у нас в 90-е годы были бы сплошные революции. У нас это напрямую не связано, украинцы традиционно живут несколько другими категориями. То, что сегодня мы стали жить экономически хуже, есть прямое следствие бездействия исполнительной власти во главе с премьер-министром. Яценюк в свое время присягал на верность Майдану.

Так вот хотелось бы, чтобы он теперь вышел на Майдан и рассказал, а что же сделано за этот период. Нас убеждают в том, что что-то такое делается в фундаменте и потом мы на этом деле заживем. Но если вы что-то делаете — расскажите что. Мы согласны терпеть, потому что активное большинство народа понимает: перемены — безальтернативный путь, другого варианта нет. Мы понимаем, что это все очень сложно, что за это придется побороться. Но если сравнить нашу судьбу и судьбу наших дедов, то мы живем в очень оптимистическое время.
Торможение в изменениях связано еще и с национальным характером, когда слишком сильно погонять — не годится. Украинцы движутся вперед скорее на волах, чем на конях. Весь вопрос поэтому в том, хватит ли мудрости руководству страны, чтобы понять особенности национальной ментальности. С другой стороны, главным недостатком нашей власти всегда было отсутствие самостоятельного мышления. Единственным аргументом для украинской власти всегда был такой: «А вот в Европе так, давайте и у нас сделаем так, а вот в России сяк, давайте и у нас будет сяк».

Но сегодня в украинскую политику зашло много молодых адекватных людей. Собственно говоря, с этими людьми наши основные надежды и связаны. Мы хотели бы верить, что на скорых местных выборах эти люди победят, чтобы каждый человек на местах вскоре мог понять, что меняется у него лично в жизни, а не в Киеве и не по телевизору.

— Как двигались ваши писательско-издательские дела в течение последнего года? В какой форме позволяют вам быть политические и общественные обстоятельства?

— С точки зрения творчества — конечно, это «бомба»! Мы присутствуем при фантастических исторических подвижках, которые сообщают невероятный творческий посыл. С другой стороны, динамика книгоиздания и книготорговли в нынешних экономических обстоятельствах не может быть хорошей. Так что, если отвечать одним словом: все плохо, но оптимистично.



Андрей Шарый, опубликовано на сайте Радио Свобода
776     
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 17 дней со дня публикации.
Айхерб